НЕЛЛА ВАСИЛЕВСКАЯ


беседу вела: Олька Кипарина



«Для меня киноисскуство – это перформанс. Когда ты обнажаешь перед зрителем часть своей души, потому что…по-другому никак»



Душу наизнанку. Об Академии Искусств, вдохновении и желании поговорить.

Какой чёрт меня дёрнул стать режиссёром? Сначала была мечта о театре, но когда поступала в Академию Искусств набора на театральную режиссуру в том году не было, зато был на кинорежиссуру, и тут я открыла для себя нечто интересное. А ещё на это меня подтолкнул мой идейный вдохновитель Андрей Тарковский. Как-то посмотрела его фильм, и подумала: «Хочу снимать как Андрей Арсеньевич, будь он неладен!». Вот в итоге и пошла в Академию Искусств, и отучилась, и вот уже полгода как выпустилась. Это моё второе образование после Института Культуры, где я специализировалась на народных праздниках и обрядах белорусов. Классно было и там, и там. Вообще, интерес к учёбе как таковой не особо зависит от места: всё зависит от того, как ты себя мотивируешь и настраиваешь. Конечно, если ты пришёл априори не на свою профессию, то тебе ничего не поможет. Но я как-то варилась в своём соку и пыталась отовсюду почерпнуть по-максимуму, а в Академии Искусств наконец почувствовала себя «в свей тарелке». Кинорежиссура – это то, чем я хочу заниматься всю жизнь. В то же время «Кульку» я очень благодарна, именно там я полюбила белорусскую культуру: обряды, традиции и всё такое.

Что я хочу передать своим творчеством? Посылов очень много: говорить хочется обо всём конечно же, но сама тема в голове появляется спонтанно. Ты вдохновляешься, формируется идея, набрасывается сценарий, и вот в душе уже горит желание поведать миру о том, что тебя трогает, волнует. Чтобы зритель почувствовал, что ты любишь то, чем занимаешься. Но тут главное искренность. Простой секрет: если ты сам не заинтересован, то и люди не заинтересуются. Для меня киноисскуство – это перформанс. Когда ты обнажаешь перед зрителем часть своей души, потому что… по-другому никак. Нельзя снимать чисто ради просмотров на YouTube (хотя у меня канал там имеется), ведь бесценно, когда рвёт душу наизнанку, когда через экран чувствется крышесносный поток чувств. Чтобы добиться такого, режиссёру необходимо постоянно вдохновляться. Как? Записывать бредовые сны, читать короткие истории, смотреть хорошие фильмы и восторгаться, смотреть плохие фильмы и немножко самоутверждаться. Вдохновение – оно везде, и без него никак.

А вообще я снимаю, потому что мне это нравится и я это умею. Только никому ни слова.



Белорусский кинематограф. О перерождении, отце бульба-хоррора и недоразумениях.

Я думаю, сегодня кинематограф в Беларуси только зарождается. Правильнее будет сказать даже перерождается. Я имею ввиду вот что: у нас однозначно были отличные фильмы. И обычно, когда в стране есть хорошее кино, оно взращивает молодёжь, становится всё лучше и лучше из года в год и в итоге трансформируется во что-то своё, уникальное. А вот в Беларуси эта династия, эта связь, эта преемственность в определённый момент прервалась. Почему? На этот вопрос лучше ответят искусствоведы. Но я считаю так: случилось то, что случилось. Быть может, мастера не смогли передать нечто важное, поделиться накопленным опытом, столь нужным тогда. А возможно, тема войны, лейтмотивом проходившая по большинству белорусских фильмов, просто изжила себя. Нет, это прекрасные, достойные картины, которые хочется пересматривать: один из моих любимый фильмов – «Через кладбище» Виктора Турова – просто «вау». Но уже никто не хочет об этом ни снимать, ни смотреть. И поэтому сейчас перед режиссёрами стоит важная задача: найти «свою» тему и влиться с ней в большую международную киносемью. Пусть пока что американский и европейский кинематограф является основой для многих наших фильмов, но ведь постепенно вплетаются ещё и чисто белорусские колориты, что немаловажно. Это вопрос не одного года – нельзя ведь ребёнка родить за один месяц – но я верю, что, в итоге, обязательно появится что-то достойное, за что мы, белорусы сможем гордиться, и что сможет стать визитной карточкой белорусского кинематографа.

Конечно, это не значит, что сегодня у нас в стране нет стоящих режиссёров и фильмов. Например, Андрей Кудиненко с его «Масакрой» – первым белорусским «бульба-хоррором» – или психоделическим триллером «Hard reboot». Кстати, на секундочку, Андрей же ещё один из основателей фестиваля независимого белорусского кино «BULBAMOVIE»! А ещё Никита Лаврецкий. Его «Белорусский психопат» очень хорош. Это в жанре мамблкор – что-то похожее на хоум-видео, но очень актуально и искренне. Бывает и сюжет неплохой, и картинка отличная, но искренности нет, искренности! А это – основа. Вот Митя Семёнов тому пример. Всё хорошо, но так, чтобы его работы вызывали бурю эмоций – нет. Его фильмы, безусловно, хороши: качественно сделаны, актуальны, но меня «за живое» не трогают.

Белорусы могут гордиться целой плеядой хороших режиссёров игрового жанра: это и Ольга Дашук, и Виктор Аслюк, и Галина Адамович, и Андрей Кутило, и Анастасия Мирошниченко, и многие другие. Хороших документалистов тоже достаточно, и это отнюдь не потому, что документальное кино легче снять. Напротив, там своя специфика, свои подходы и много «подводных камней». У нас достаточно начинающих или молодых режиссёров, да. Я искренне верю в их успех и держу за это кулачки. Где-то нужно помочь, где-то нужно простить и закрыть глаза на некоторые фильмы, но главное – поддерживать их рост. Тут многое зависит от самих зрителей. Да, все инициативы должны прежде всего активно поддерживаться государством, ведь это создаёт доверительное отношение людей к кинематографу в целом, но первостепенна «опора» изнутри, ведь только при таком условии можно создать что-то достойное и качественное. Сейчас бытует мнение, что подавляющее большинство белорусских кинофестивалей – это «нет-нет, я не пойду туда», поход на кино белорусского производства – это «недоразумение», хотя некоторые работы очень и очень достойны. Причём это касается сегодня не только короткого метра: у нас нет достойных полнометражек! Нужно привлекать зрителя, делать всевозможные ходы, чтобы вернуть интерес белорусов к новинкам отечественного кинематографа, и львиная доля ответственности лежит всё же на авторах.


со съемок фильма «Мой брат»


Короткий метр. О сложностях, Чехове и пирожных.

Поднимая тему короткометражек: да, в Беларуси они не популярны. У нас попросту нет и не было культуры короткометражного кино. А её сформировать могут помочь, например, показы по телевизору – хоть в рекламных паузах – что, кстати, и делают, к примеру, во Франции и Бельгии. Массмедиа должны продвигать идею того, что короткометражное кино – это тоже кино, это не просто так. Короткий метр во многих аспектах гораздо сложнее, чем полный, и, между прочим, зачастую многие известные режиссёры даже не могут снимать короткометражные фильмы, ведь это умение краткого изложения и концентрации всего в урезанном формате. Сравнить, например, анекдот и роман. В последнем случае ты можешь развивать свою идею, размышлять на сколько угодно страниц, придумывать очень-очень много. А анекдот – это небольшой объём и умение мысль сформулировать и донести понятно и ярко. Вот то же самое с короткометражным кино. Нужно уметь.

Возвращаясь к теме популярности. Короткометражки необходимо больше показывать, «двигать в массы», как говорится. Причём делать это осмысленно. Пусть билеты на показы таких фильмов продают за такую же цену, как и на обычные фильмы. Это как плата за вход в картинную галерею. Пусть люди понимают: короткий метр – такое же искусство, как, скажем, рассказики Чехова. Просто и со вкусом.

А почему стоит обращать внимание на короткометражный жанр в целом, и на белорусские короткометражные фильмы в частности? А почему бы и нет? А вдруг у себя вы откроете любовь к короткометражному кино? Это как попробовать новое пирожное. Вот ел себе всегда эклер со взбитыми сливками, вдруг захотелось попробовать слоёную трубочку с кремом, и понял, что без ума от неё. Это работает со всем, и киноискусство – не исключение.


съемки фильма «Друзья по переписке» (режиссер Н.Василевская)


Кинофестивали. О кризисе, психологии и английском.

Что касается белорусских кинофестивалей: тут всё неоднозначно. Из масштабных, конечно же, можно и нужно выделить «Лістапад» (комментарии излишни). А ещё есть отличный проект Ольги Чайковской «Паўночная ззянне». Он проходит далеко не первый год, и тут в рамках документального и игрового конкурса встречаются очень интересные и, я бы даже сказала, уникальные картины. А вот что касается фестивалей поменьше: они то появляются, то исчезают. У всех кризис! Очень важно найти спонсоров, причём и белорусских, и иностранных. Вновь возвращаемся к пунктику о государственной поддержке. Но в то же время я думаю, что бессмысленно яростно популяризировать фестивали короткометражного кино, ведь когда начинают что-то навязывать – это чистая психология как-никак – многие люди не захотят с этим знакомиться из принципа. Нужно привлекать с помощью хорошей рекламы, выбирать качественные, достойные фильмы, уделять внимание доступным работам, которые подходят для обывателя, не привыкшего к сотням слоёв непонятностей. А то реакция будет такая: «Не-не-не, я об этом фестивале слышал, такое посмотрел – ой-ой-ой».


Международный кинофестиваль Синема Перпетуум Мобиле


Как я узнаю про разные кинофестивали? Есть очень полезная платформа, называется «Festagent». Тут собрана вся информация о грядущих проектах по всему миру, а ещё можно посмотреть полную статистику участий и побед и познакомиться со словарём кинотерминов. У меня есть хороший друг, Андрей Кашперский. Он занимается рассылкой работ на разные кинофестивали и моих работ, и своих. Он просто Бог в заполнении заявок! Причём я считаю, что, если ты снял достойную работу, её нужно разослать всюду, куда только можно. Тут работает правило «Чем больше – тем лучше». Как говорится, а почему бы и нет. Кинофестивали – это вообще один сплошной плюс. Правда, некоторые организаторы не сообщают о том, что твой фильм прошёл – расстрел им. А порой не говорят даже, что ты победил! Вот и о первом месте на китайском кинофестивале «Золотой воздушный змей» я узнала случайно. Не то, чтобы я не знаю, что за он: раз позвонили потом с телевидения – значит, крупный. Кстати, теперь я очень жалею, что не смогла поехать в Китай: мне даже не удосужились сказать, что мой фильм в программе!

Но так или иначе, кинофестивали – штука очень весёлая. Вот благодаря им я поняла, что режиссёр обязан знать английский. Помню, была на ВГИКовском международном кинофестивале (который, между всего прочего, организовывают только студенты на деньги Министерства культуры), нас заселили в комнатку общежития, и моей соседкой должна была быть кыргызка, а в Кыргызии-то знают русский, это факт. Но оказалось, что я живу с аргентинкой! У них родной испанский, вроде. И вот тут я попала! Я могла общаться с этой девушкой, конечно, но наш разговор был диким миксом её ломаного английского, моего ещё более ломаного английского и жестов. Осознание необходимости великого и могучего английского языка пришло незамедлительно.

Мне ещё запомнился кинофестиваль в Казахстане: там был очень радушный приём. Нас встретили такие доброжелательные, открытые для общения люди! Тем более мне была интересна сама страна, ведь я была там впервые. В итоге я попробовала конину и полетела в самолёте тоже впервые. Вообще, вся катушка кинофестивалей хороша тем, что после остаётся много друзей, с которыми очень весело потом встречаться на других кинофестивалях. А также эти мероприятия – отличный способ заявить о себе, посмотреть другие кинокартины и познакомиться с новыми мировыми тенденциями и явлениями. Более того, благодаря вопросам к твоей работе после показа ты встречаешься с сотнями разных мнений, которые так или иначе наталкивают на размышление, на переосмысление твоего фильма. Зрители замечают очень интересные детали, моменты. Ты осознаешь все свои сильные и слабые стороны, делаешь своеобразную «работу над ошибками». Становится тепло от осознания того, что твоё «детище» ожило, прошло через сознание других людей и вернулось к тебе уже повзрослевшим и самостоятельным. Кстати, я не люблю пересматривать свои работы, но когда ты находишься в зале и видишь реацию окружающих –это совсем другое. Да, порой аудитория бывает мертвенно тихой, но порой каждый человек искренне смеётся и грустит, причем в тех местах, где и предполагалось! Такой зритель – просто подарок, ведь, кроме всего прочего, ты можешь проанализировать работу того или иного режиссёрского хода. И именно кинофестивали с их разношёрстной публикой дают такую возможность.


Белорусские режиссёры на фестивале Нефильтрованного кино


Нефильтрованное кино. О реакциях, эмоциях и слезах.

Сразу скажу: от этого фестиваля ожидаю какой-нибудь интересный сюрприз, классный фильм, который бы порвал моё сознание и сказал: «Бери, заряжайся, делай!». А теперь можно и начать.

Про «Нефильтрованное кино» я узнала опять же благодаря Андрею. Именно он на «Festagent’e» отправил заявку. Вот, прошла с фильмом «Друзья по переписке». О, я хочу немного о нём рассказать. Это такая работа для молодёжи от молодёжи о молодёжи, которая встречается в сети, а потом в реальной жизни, и тут что-то идёт немножко наперекосяк. Вообще, «Друзья по переписке» для меня, во-первых, – учебная работа, а во-вторых, – большой эксперимент, первый опыт в создании мелодрамы. Если любите этот жанр – милости прошу. Если не любите – помните, что нужно смотреть белорусское, мы это уже обсуждали. Но это классическое кино без особых новшеств. Я думаю, что любая реакция на моё творчество хороша, даже негативная. Главное, чтобы она была. Как говорил Михаил Ромм, “искусство должно быть либо холодным, либо горячим, а тёплым может быть только слово на букву «г» “. То есть должно либо обжигать, либо что-то поселять в душе, ни больше, ни меньше.

Я люблю, когда зритель думает, решает сложную задачу вместе с героем, переживает, делает выбор. Эмоции тоже ценю. Негодование, радость, злость – что угодно. Правда меня очень стесняет, когда зритель плачет. Как-то не люблю плачущих, и всё тут, хотя мне рассказывали, что некоторые люди плакали на моих фильмах. Это вроде бы и хорошо: значит, сделала всё правильно.



Планы. О белках, сценаристах и звёздах.

Ну, и напоследок – о планах на будущее. Вижу себя белкой в колесе: активной и постоянно в движении. В детстве белкой хотела стать! А ещё мечтаю попасть в Канны, выучить английский и снять полнометражку. Хотя лучше даже в обратном порядке. Со съемками полного метра есть свои сложности: собрать команду, найти деньги и актёров и, в первую очередь, написать сценарий! Это долгий процесс, который, я надеюсь, не растянется на годы. Кстати, я писала сценарий ко всем своим фильмам, но написать хороший, подчеркну, хороший сценарий – адский труд, поэтому для полного метра мечтаю найти сценариста, с которым мы бы дышали одним воздухом.

Ещё не хочу «ловить звезду». Хотя, будучи режиссёром, это сложно сделать. Вот если ты актёр или часто мелькаешь на экранах – да, может быть. А режиссёр всегда за камерой, он такой тихий, спокойный, всем говорит что и как делать, очень приятный человек в общем.

Вот, наверное, и всё. Встретимся на «Нефильтрованном»!